na_shpilke

Стиль как в кино: "Ганнибал" и его женщины (часть I)

Вот-вот начнется новогодний сезон, [почти] все клиентки готовы к новогодним вечеринкам и корпоративам, и я с чистой совестью возвращаюсь сегодня в эфир. Причем, с новым «костюмным» сезоном!

Несколько лет назад в моем блоге уже был пост, посвященный этому сериалу. Однако художники по костюмам провели воистину впечатляющую работу, и «Ганнибал» пропитан кровью эстетикой в той концентрации, что материала хватит еще на целую серию разборов! И если мой предыдущий «ганнибальский» пост был целиком и полностью посвящен главному герою, то в этот раз я решила обратиться к представительницам прекрасного пола. Так что в ближайшие несколько недель будем здесь анализировать образы героинь «Ганнибала».

Учитывая же, что в преддверии Нового года в нас просыпается желание обновления и перемен, то предлагаю начать с той, чей образ, стиль (и соответственно, гардероб) за время сериала претерпели радикальные перемены.  

Когда мы впервые встречаем доктора Алану Блум / Alana Bloom, её гардероб  наполнен платьями, юбками и женственными блузами, которые соответствуют и возрасту и статусу героини  — в меру современные, в меру дорогие. 

Но главное, эти наряды, «расписанные» ярким активным принтом, сочетающие энергичность и женственный силуэт, делают Алану воплощением современной американской женственности. Она самостоятельная, уверенная в себе и при этом привлекательна, не «синий чулок», не прячет свою женственность и сексуальность. 

*Это, кстати, объясняет выбор бренда Diane von Furstenberg в качестве «стильной визитной карточки» героини — полвека назад платья DVF, сегодня безошибочно узнаваемые, стали символом новой современной женственности.

Плюс, она по-женски эмоциональна и кажется, едва ли не единственная из всех героев, способна проявлять эмпатию.

И вместе тем, если присмотреться, можно увидеть, что гардероб Аланы, однообразно-женственный на первый взгляд наполнен подсказками о ней самой, скрытыми и явными намеками. 

В случае Аланы художники по костюмам чаще всего используют активные «говорящие» принты, делая акцент на качестве или черте или отражая эмоциональное состояние: от мягкости до решительности, от уверенности до сметения чувств и замешательства.

Самый красноречивый это, пожалуй, мелькающий в первом сезоне «кровавый» принт — своеобразное сарториальное предсказание сюжетной судьюы Аланы.

Однако есть и другие, тоже имеющие значение. И в каждом из них Алана немного (или много) другая: от молодой женщины, запутавшейся в своих чувствах до строгого следователя:

Алана — тюремщик или она сама чья-то заложница, «закованная» в цепи:

Сильная независимая хищница или...

...объект чьих-то психологических манипуляций, чья реальность — это только её собственная «вольная интерпретация»:

Однако интересны не только сами принты, но и то, как используют их художники по костюмам в некоторых нарядах. Например, Алана [в отличие от другой героини] часто сочетает активный принт со строгой однотонной вещью или сводит использование принта к минимуму, как бы ограничивая «буйство». Таким образом она как будто пытается сгладить, скрыть или взять под контроль собственные чувства и эмоции:

Порой Алана бы рада скрыть собственные чувства под личиной спокойствия — плотной и цельной, как её темные однотонные пальто; однако эмоции так и рвуться наружу подобно пестрому шарфу — яркому или с «дикой» звериной расцветкой.

Второй сезон вносит в историю Аланы романтический поворот. И появившаяся в её жизни любовь как будто на время успокаивает её страсти. На несколько мгновений исчезают принты и появляется спокойный, женственный и ...целостный образ.

Однако художники по костюмам уже успели показать, что героиня и её романтический герой на самом деле  находятся на разных полюсах, как контрастирует по цветовой гамме их одежда.

Так что счастливого конца у этой сказки не будет. Однако...

Что не убивает, делает нас сильнее. Именно эта метаморфоза в финальном сезоне происходит с Аланой Блум. И соответсвенно, с её образом и гардеробом.

Из гардероба героини исчезают юбки и женственные платья, исчезают активные, символизирующие смятение принты, и вместе с ними исчезают попытки усмирять свою внутреннюю силу и обуздывать эмоции. 

Новая Алана не только принимает это в себе, но в буквальном смысле меняет «инь» на «ян», женственность — на силу. Платье сменяет брючный костюм. Буйные принты — геометрическая четкость. Меняется даже прическа героини, мы почти не видим её с распущенными волосами, с длинными локонами.

Новый имитирующий мужской стиль отражает перерождение Аланы в более сильную, уверенную и даже жесткую героиню. И в дополнение к этому, эти образы символизируют ту новую «мужскую» роль в отношениях, которые теперь Алана для себя выбирает:

Все, что Алана предпочитала ограничивать и контролировать, теперь выпущено наружу и фактически стало тем стержнем, на котором героиня построила новую версию себя — более сильную, уверенную. Но даже эта обновленная Алана в конце-концов будет вынуждена бежать, пряча свою вновь обретенную силу и яркость под камуфляжем.

На этом сегодня «ганнибальские хроники» подходят к концу, однако продолжение следует!...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded