na_shpilke

Category:

Стиль как в кино: Убийство Версаче (продолжение следует...)

К началу новой недели — обещанное продолжение костюмного анализа «Убийства Джанни Версаче».  Сегодня, после предыстории, мы обратимся к антуражу главной трагедии — убийству самой знаменитой из всех жертв сериала, Джанни Версаче. Ибо, как и в реальности, жизнь и стиль Эндрю Кьюнанана (и его экранной версии) интересны потому, что оказались в тени великого дизайнера, запачканные его кровью.

«Убийство Джанни Версаче» - история двух противоположностей, чье минутное притяжение спровоцировало последующее [пусть и одностороннее] противостояние, которое и привело к трагическому исходу. 

По принципу притяжения и отторжения подбирают образы для героев и художники по костюмам. И этим «Убийство» напомнило мне другую историю с летальным исходом притяжения и противостояния между тем, кто имел все и его «тенью», подражателем, wannabe...

И что-то подсказывает мне, что создатели «Убийства» не будут отрицать, что что это сравнение напрашивается здесь не случайно. Но давайте разбираться по порядку.

Итак, первая встреча между Кьюнананом и Версаче (*реальность которой по сей день активно отрицает весь клан Версаче), произошедшая в ночном клубе:

В ночи даже кажется, что все кошки серые эти двое имеют немало общего, что, по крайней мере на первый взгляд, предполагает сходство их нарядов. Однако...

Хотя и Кьюнанан и Версаче оказываются в этот вечер одетыми в вещи из черной кожи, детали костюмов открывают внимательному зрителю всю целостность и реальность картины. 

Так, на Джанни Версаче — кожаная сорочка собственного дизайна, а на Эндрю Кьюнанане — кожаная куртка, куда более простая, стандартная. Костюмы без слов описывают здесь разницу между героями: первый — создатель, второй — потребитель и имитатор. И эта история продолжается:

Буквально на следующий день, делясь подробностями «знаменательного события» с друзьями, Кьюнанан объявляет, что вовсе не является поклонником стиля Верчасе. И вместе с этим одет он в этот момент в сорочку, явно имитирующую один их брендовых принтов модного дома. И в этой иронии вся соль.

Cтиль и эстетика Версаче и его творений определенно не универсальны, не для всех. Но этот стиле и его посыл аутентичны, они — отражение своего создателя, его истории.  Версаче живет в мире роскоши и эстетики, которая может быть контроверсальной, но это мир который он сам и создал — талантом и работой.

*и здесь опять хочется провести параллель с «Мистером Рипли». А точнее — с одним из героев (Дики), чье богатство принадлежит ему по праву, а не попытка присвоить чужое:

Эндрю Кьюнанан не создает ничего, только копирует. Или имитирует, в буквальном смысле надевая костюм кого-то другого.

И да, здесь снова «Мистер Рипли»...

И вот уже при следующей встрече между героями начинается противостояние, пока только намеками — их костюмами:

Один — с ног до головы в неприметном черном, ибо он творец и стремится поставить в центр не себя, а свои творения, результат своей работы. Второй — в презентабельном и дорогом [чужом] костюме ,не создавший по сути ничего кроме... себя и своей легенды. Поэтому в центр он ставит это единственное свое творение. Художники по костюмам еще вернутся к этому приему:

Эндрю Кьюнанан - единственное ярко-пестрое пятно сцены на фоне своих "нейтральных" друзей в их нейтральных пижамах, в то время как Джанни Версаче  часто предпочитает сам оставаться "нейтральным", дабы не отвлекать от того, что создает его гений.

Уже скоро его не желание работать и развивать что-то кроме стремления к красивой жизни приведет героя Кьюнанана к краху. И изгнанный по собственной вине из гламурного альфонсового рая, он окажется  у разбитого корыта. И не имея возможности это прикрыть, покажется его истинная сущность  — он никто, невидимка, серость, посредственность.

Остается только его воспаленный разум под символичной красной кепкой — единственное яркое пятно в его наряде. 

И этот воспаленный мозг толкает героя пролить чужую кровь еще раз, и...окрасить себя чужой кровью. И накануне убийства, символизируя это, художники по костюмам облачают Кьюнанана в «кровавого» цвета одежду.  

И в красный с ног и до головы он одевается после — костюмный эквивалент тому, что герой уже с ног и до головы облит кровью:

Убийство, за один вечер сделавшего из Кьюнанана знаменитость, кажется, даже возвращает его к жизни, обновляет его стремление к красивой жизни и к гламуру, т.к. при первой возможности герой меняет безликий и безжизненный серый облик на [опять чужой] солнечно-желтый наряд, гармонирующий с солнечной беззаботной Флоридой.

Однако история убийства редко когда оказывается только историей жертвы и убийцы, затрагивая жизни других, близких. В жизни и на экране Джанни Версаче самой яркой из них была, очевидно его сестра Донателла, чей персонаж и образы требуют отдельного «костюмного» поста, поэтому...продолжение следует!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded