na_shpilke

Categories:

Стиль как в кино: Убийство Джанни Версаче

Возможно, что «Убийца Джанни Версаче» было бы более точным названием. Ибо именно он — 23-летний Эндрю Кьюнанан, в лицо расстрелявший всемирнозвестного кутюрье —  оказывается в центре второго сезона антологии «Американская история преступлений». 

С целью понять, что в роковой день привело Кьюнанана к воротам виллы Версаче, авторы сериала разматывают перед зрителем клубок событий, которые складываются в целую, пусть и спорную с точки зрения фактов, драму. Трагедия здесь ждет не одного героя, и картина эта получилась тем ярче благодаря работе художников по костюмам. Последние, обратившись к языку одежды, создали для каждого из героев образ, говорящие вместе с ним, а порой и за него тоже.

И хотя сами создатели «Убийства» ведут свой рассказ с конца, мы с вами начнем эту [костюмную] историю с её логического начала [осторожно, будут спойлеры!].

А начинается история в солнечной Калифорнии, где задолго до встречи с Версаче воспитанник престижной частной школы, Эндрю Кьюнанан воспитывается честолюбивым отцом в святой вере в собственную исключительность и с идеей, что именно он достоен всего самого лучшего в этом мире.  

Правда идея о том, что представляет собой эта «исключительная жизнь» не блещет оригинальностью и похожа на картинку из каталога. И сам он стремится быть похожим на героя одного из каталогов. 

Примером для подражания Эндрю Кьюнанана оказывается один из тех молодых людей, которых принято называть «американской золотой молодежью», чей стиль - American preppy. 

Стиль студента престижного частного колледжа, образ, ассоциирующийся с успехом, достатком и статусом семьи и блестящими перспективами самого молодого человека.

«Преппи» - стиль не только богатых, но молодых. Свою молодость (и сопутствующую ей привлекательность) особенно ценит этот герой, превращая в дорогой товар, когда его собственная семья остается без статуса и без денег. Он с готовностью примеряет роль альфонса, ища поддержку у богатых «папенек», обещая своим спонсорам волшебную совместную жизнь, а художники по костюмам создают для этого соответствующие образы — настоящие жених и невеста!

Однако очень скоро молодость Кьюнанана принимает свое наименее привлекательное обличье — инфантильность, превращая его капризного ребенка рядом с «папенькой».

смотрите, как одежда героев рисует свою собственную картину происходящего: перед нами не два равных партнера, но зрелый отец и его капризный и избалованный ребенок

И у капризов этих есть причина — окруженный стареющими спонсорами-любовниками Кьюнанан чувствует, что они тянут его за собой, в темноту, приближая к смерти. 

Особенно если на горизонте возникает кто-то красивый, молодой и настолько наивный и неискушенный, что сам готов восхищаться героем. Смотрите, как точно отражена эта динамика в костюмах героев:

Здесь взрослые / пожилые мужчины одеты в солидные темные пиджаки. Под стать им одет и Эндрю, который еще вчера гнался за статусом и стремился соответствовать.  

А на фоне зрелости, статусности, темноты оказывается новый герой — юный Давид в нежно-голубом пуловере. Не случайно на английском этот цвет называется baby blue, т.е. «младенческий голубой» — Давид молод, романтичен, неискушен, так что его хочется окружить заботой, научить жизни. И Эндрю is up for the job! 

Великая сила контекста! Рядом с пушистым неискушенным Давидом костюм делает Эндрю «взрослым» и опытным, но одновременно и молодым благодаря ставшему модным к это время сочетанию пиджака и футболки (и присмотритесь: под костюмом еще и лоферы на босу ногу)) .

Здесь же появляется еще один герой — Джефф, своего рода протеже Эндрю, и с которым последний также берет на себя роль гуру и умудренного опытом проводника в гей-мире. Это отражено в соответствующей «костюмной динамике» героев — на фоне Эндрю Джефф кажется простоват и провинциален. Однако это (или что-то еще) привлекает к нему Давида уже во время первой встречи. Так, среди всех статусных гостей, лишь эти двое оказываются единственными в джинсах, что символизирует их простоту, но также и честность. И дальше у  этих двух оказывается достаточно общего, что позже снова подчеркнет сходство их костюмов:  

А вот с Эндрю Давида мало что связывает и привлекает, и их одежда теперь подчеркивает, что они из разного мира. Больше того, одежда предсказывает скорую трагедию, где Давида (и Джеффа) — жертва отвергнутого Кьюнанана:

За один вечер ставший убийцей, Эндрю Кьюнанан теперь — темный герой, а вот отвергнувший его молодой любовник еще живой, но уже одет в «безжизненный» и бесцветный свитер, лишающий его образ живых красок.

«Однако минуточку, - сейчас скажите вы мне, - Разве сериал не об убийстве Джанни Версаче? Где сам великий кутюрье (и его костюмы, дорогие наряды, высокая мода) во всей этой истории?!»  

И действительно, мы подошли ко второй части истории — более драматичной во всех смыслах этого слова. В том числе и костюмном. Однако…

Обо всем этом — в  следующем посте, так что stay tuned, потому что продолжение следует!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →