December 11th, 2012

Многоликая Анна или Сколько меха нужно женщине, чтобы стать Карениной?

В последнее время френдлента все чаще обсуждает два вопроса: конец света и образы Анны Карениной. И если по поводу первого  сказать мне абсолютно нечего, кроме как "поживем - увидим", то касательно второго я искренне благодарна мистеру Райту (режиссеру последней экранизации), за то что снова вынес эту тему на повестку. Выскажусь с удовольствием.
Итак, Анна... Толтой говорил, что её персонаж был задуман, дабы стать его женским портретом. А она возьми и превратись в символ русской женской судьбы. Да еще и на столетия вперед. Да так лихо, что пережить эту судьбу стремится сегодня каждая вторая актриса по обе стороны Атлантического океана. А то и каждая первая, о чем красноречиво свидетельствует тот факт, что роман Толстого экранизировали больше 30-ти раз, а театральных постановок и не счесть вовсе.
Нередко сталкиваясь с рассуждениями типа "какая же именно Анна настоящая?" - какой актрисе это действительно удалось, а какая - всего лишь самозванка и никакой Карениной от неё и не пахнет, здесь я не ставлю подобной задачи ну может, совсем чуть-чуть, даже наобророт! Я честно считаю, что раз речь идет о символе, то Анна у каждого может быть своя, пусть и опирающаяся на общие столпы типажа и образа. Так что гораздо интереснее посмотреть, как в зависимости от интерпретации её истории, подбирается и меняется сама Анна и её облик.
Но как ни крути, общие рамки типажа Анны есть и созданны они были самим Толстым:
Блестящие, казавшиеся темными от густых ресниц, серые глаза дружелюбно, внимательно остановились на его лице, как будто она признавала его, и тотчас же перенеслись на подходившую толпу, как бы ища кого-то. В этом коротком взгляде Вронский успел заметить сдержанную оживленность, которая играла в ее лице и порхала между блестящими глазами и чуть заметной улыбкой, изгибавшею ее румяные губы. Как будто избыток чего-то так переполнял ее существо, что мимо ее воли выражался то в блеске взгляда, то в улыбке. Она потушила умышленно свет в глазах, но он светился против ее воли в чуть заметной улыбке.
Внешним прототипом Карениной стала Мария Гартунг (Пушкина) - дочь Александра Пушкина:
К этому образу, на мой взгляд, особенно близка советская Каренина Татьяна Самойлова:

Collapse )