na_shpilke (na_shpilke) wrote,
na_shpilke
na_shpilke

Categories:

В стиле Аргентины. Часть I

“Столица южно-американской моды”, “аргентинский Париж” и “самый стильный город на континенте” - имена, с которыми столкнется почти любой, кто планирует визит в столицу Аргентины. Вот только любые стереотипы обобщения имеют занятную черту - даже если если напечатать их на страницах путеводителя, они имеют свойство давать трещины при встрече с оригиналом.

Буэнос-Айрес. Думая о нем издалека, через фильтр танго, красного вина и аргентинской страсти, легко представляешь город полный точеных длинноволосых брюнеток, вышагивающих по улицам исключительно на высоких каблуках, в облегающих платьях и юбках с волнительным разрезом. И издалека стиль Буэнос-Айреса кажется расположившимся на границе чувственности и драматизма:


Потом, начиная знакомиться (пусть все еще издалека), вглядываешься в складки истории и культуры. И через эту призму далекий Буэнос-Айрес становится похожим на наследницу благородных кровей, для которой быть привлекательной – женская обязанность, а не выбор. Так что представляя себе аргентинский стиль, думаешь о сочетании элегантности, женственности и сексапила. И еще утонченной дороговизны, какая отличает выходцев из семей со “старыми деньгами”.


именно такую интерпретацию аргентинки представил
в 2006 году Vogue в своем editorial от Марио Тестино


Такой образ Буэнос-Айреса формировался в течение последней сотни лет - его фактически вручную лепили тысячи европейских эммигрантов, спонсируя процесс за счет нескольких волн экономического подъема. Ведь Аргентина – едва ли не единственная южно-американская страна, не просто не отрицающая свою связь с Европой, но до сегодняшнего дня видящая в ней источник национальной гордости и вдохновения.




каменные воплощения парижского стиля на улицах Буэно-Айреса

В то время как для соседей по континенту, среди которых Перу, Эквадор и Чили, Европа это в первую очередь захватчик, колониалист и покоритель, то ход аргентинской истории расставил свои акценты по-другому. Ибо достигшая в начале прошлого века аргентинских берегов, волна европейских переселенцев открыла в истории страны новую главу, тем самым полностью трансформировав имидж европейцев.

Место жестоких захватчиков заняли романтизированные искатели лучшей жизни, не запятнанные войной и подавлением коренных аргентинцев. Зато их глаза были полны ностальгии по утонченности “Города огней” (даже если в реальности большинство тогда “понаехавших” никода в глаза не видели Парижа).

Зерно упало на благодатную почву, взрастив образ нового аргентинца - рафинированного, элегантного, европейского. Не удивительно, что именно этот образ лег в основу аргентинского нарратива, влияя на то, как будет выглядеть аргентинская столица, что подают на завтрак и что, по-аргентински, считается красивым и стильным.




Обогатившись в начале века, новые аргентинцы строили свою страну и жизнь по европейскому образу и подобию, так что корабли, везущие из Аргентины в Европу мясо, возвращались, груженные парижскими каменными плитами для возведения местных дворцов и парижской же модой для пополнения аргентинских гардеробов. И тосковали здесь по французским булочным и итальянским кафе (о которых детям-аргентинцам рассказывали европейцы-отцы), и уже никак не по наследию коренных индейцев.

Такой “аргентинский подход” жив и поныне. Самые светлокожие, светлоглазые, высокие, лучше всех понимающие толк в настоящей пицце и круасанах – такими считают себя и современные аргентинцы (за что, конечно же, оказываются недолюбленными практически всеми соседями). Здесь каждый второй готов в деталях рассказать, из какой части Италии или Франции прибыли в Аргентину его дед и бабка, при этом, в отличие от чилийцев или эквадорцев, фактически полностью отрицая какую-либо свою связь с коренными индейцами.

Все это, несомненно нашло отражение в том, что можно назвать аргентинский стиль, и образ идеальной Porteño (т.е. жительницы Буэнос-Айреса) почти что автоматически и по сегодняшний день связывается в первую очередь обращением к парижской женственной классике. Это можно увидеть и по сей день, полистав глянец:


образ идеальной портеньо
по версии Four Seasons Magazine, 2011

“Prêt-à-Porteño” editorial

В отличие от Кито или Сантьяго, на улицах Буэнос-Айреса фактически невозможно встретить женщину или мужчину в одежде, хотя бы отдаленно напоминающей этнический костюм. И даже стилизация в этом направлении смотрится здесь чужеродно, что мне довелось проверить на собственном опыте, выгуляв в один из осенних дней привезенное из Эквадоро пончо. Признаюсь, что сами улицы Байреса как будто отторгают этнический мотив, приглашая обратиться к классическому стилю - так оказывается куда легче чувствовать себя в своей тарелке


В Буэнос-Айресе, встречаясь с местными дизайнерами для интервью, я задавала один и тот же вопрос: ассоциируют ли они себя, вдохновляются ли этническим наследием Аргентины? Ответ был на удивление однообразным, ибо ни один из них не назвал среди своих вдохновений ни костюмы гаучо, ни культуру местных индейцев-аборигенов. Более того, большинство считают, что этот достаточно часто используемый за пределами Аргентины мотив не более, чем неудачный стереотип и гиммик для иностранцев, ни на минуту не отражающий настоящую Аргентину и аргентинку.



взгляд на Аргентину глазами некоторых европейских дизайнеров,
с которым сами аргентинки категорически не согласны

Ассоцииации с близостью к природе, к деревне или к физическому труду - последнее, что хочет видеть в своем образе аргентинка, считающая себя особой городской, делигирующей свой быт даже в кризисные времена приходящим повару и уборщице (сегодня - рабочим эмигрантам из соседних Перу, Болии и Парагвая). И еще, ассоциируя себя с европейской женщиной (а точнее, уже со стереотипом об оной), аргентинка, в отличие, от своих бразильских соседок, стремится быть привлекательной женственной, но не кричаще-сексуальной красотой, и потому мало кто здесь спешит примерять вещи с глубоким декольте, украшенные аппликациями / стразами или ярко-пестрых расцветок.


Four Seasons Magazine, 2011
“Prêt-à-Porteño” editorial

Среди аргентинок среднего возраста здесь все еще силен тренд классической/традиционной женственности с длинными волосами, юбками и каблуками (которые надеваются в офисе, ибо разбитые тротуары делают хождение по улицам на каблуках настоящей пыткой). В этом направении (пусть и не без оступок) строят в Аргентине имидж и для Сеньоры Президента - и в шестьдесять с подкрученными локонами и, в отличие от той же Хилари Клинтон, отдающей предпочтения платьям и юбкам:


Но это же сигнализирует о том, что все-таки сложно назвать сегодняшний аргентинский стиль шагающим в ногу с современным европейским. Ибо восхищаясь парижским/европейским стилем, этот предмет восхищения аргентинок отстает, и даже не на один сезон, от современных веяний/модных трендов.

На это существует две основные причины. Во-первых, физическая удаленность Аргентины все еще оставляет её достаточно традиционной страной, в том числе в гендерном контексте и том, что должна и что не должна "настоящая женщина". Что, кстати, весьма интересно, ибо большинство женщин здесь достаточно самостоятельны, работают и даже сами говорят, что основное их соревнование за успех не с мужчинами, а с другими женщинами. Однако, добиваться этого успеха им хочется непременно в образе "настоящей женщины" и леди и какую же еще страну это мне напоминает...

Еще одна причина – политика закрытой экономики страны и, как результат, сумасшедшая инфляция. Так, наблюдая Буэнос-Айрес не один месяц, на ум приходит сравнение с когда-то трофейной женой, оставленной олигархом. Да, она все еще привлекательна, в ней сохранились порода и шарм, но кризис не позволяет ей должный уход и бывшее когда-то привычным обновление гардероба. Она больше не ищет новые и актуальные пути выразить себя, но лишь пытается как-то поддержать фасад, донашивая то, что осталось. Возможно поэтому в Буэнос-Айресе интереснее всех кажутся реколетские старушки, чей классический стиль существует вне времени, позволяя им выглядеть стильно и в остатках былой роскоши.


А вот для молодых... Аргентина оказывается наглядным примером того, как тесно связаны политика и мода. Ведь новизна в моде это зачастую отражение новых / актуальных идей – о гендерной динамике, о понятии красоты, о женственности. Когда нет притока свежих трендов, не обновляются и идеи. И если страна противится глобализации, в ней нет широкого выбора, в том числе в виде брендов масс-маркета, предлагающих эксперименты с модой по доступной цене. И в Аргентине подобная ограниченность выливается в то, что голь здесь не оказывается хитра на выдумки - и в стиле молодежи не чувствуется ни изобретальности, ни тяги к экспериментам. Вместе с экономическим кризисом молодых аргентинцев накрыла тяга к дешевым вещам, которые зачаствую оказываются застрявшими вне актуальных трендов или идеи об индивидуальности и самовыражении, и и даже винтажные магазины, где зачастую можно найти интересные, в том числе дизайнерские вещи по доступной цене, в Буэнос-Айресе немногочисленны и нередко пустуют...


Кажется, кризис сделал многих аргентинцев то ли безразличными, то ли ленивыми в отношении собственного образа и стиля. И может, это будет тем поколением, что разорвет связь между Аргентиной и классической Европой.

аргентинцы в одном из байреских кафе и...
на after-party после показа на Аргентинской Ннеделе Моды


Ну а во каком направлении будет после этого развиваться новый аргентинский стиль...поживем - увидим.


Возможно, частично ответ на этот вопрос смогут дать современные дизайнеры Аргентины, для чего я и встретилась с несколькими из них - с целью получить ответ на этот и еще некоторые животрепещущие вопросы. Об этом - в следующем посте, продолжение следует!..

Tags: Аргентина, Буэнос-Айрес, мода, мысли стилиста, проект вокруг_света, стиль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments